Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

Воскресенье, 17 Февраля 2008

Доклад Архиерейскому Собору РПАЦ Епископа Суходольского Геронтия «О новом церковном календаре как об экклизиологической ереси»

Доклад Архиерейскому Собору Преосвященного Геронтия Епископа Суходольского

«Все мы знаем о двух великих опасностях, которые воздвиг диавол на прямом пути Церкви Божией в ушедшем веке. Это экуменизм и его предтеча новокалендаризм. Если экуменизм как учение возник в конце XIX века, то новокалендаризм или введение в Церковь нового календаря, отличного от юлианского, произошло на 300 лет раньше. Если экуменизм считается преимущественно порождением протестантизма, то новокалендаризм обязан своему возникновению римо-католичеству.

В XX веке новокалендарный раскол потряс почти все Поместные Церкви. Всегда введение нового календаря было первым шагом к внедрению в Церковь ереси экуменизма и, в случае отсутствия хирургического вмешательства иерархии, отмиранию и отпадению новостильников от Церкви сначала в раскол, а затем и в ересь.

Истинно-православные христиане Греческой Церкви, по которой пришелся главный удар новокалендаризма, обличили и осудили новокалендаризм как опасное и еретическое новшество. Думается, что пришло время, чтобы Российская Церковь сказала свое слово в защиту Истины, поскольку новокалендаризм является орудием разрушения церкви Христовой в руках еретиков.

С древнейших времен, со времен Ветхого Завета, божественное Откровение человеку выражалось на языке богослужения, важную, если не сказать, главную роль в котором играет богослужебный календарь. Можно сказать, что богословие многих библейских книг выражено главным образом на языке богослужения. Единство богослужения и единство календаря выражало единство небольшой первохристианской Церкви.

В первые века христианства существовало несколько календарей, и возможно, в разных общинах календари несколько отличались, как отличались в деталях богослужебный обряд или канон Священных Писаний. Главным праздником древнейших календарей был праздник Пасхи, выражавший сразу несколько догматов веры — воплощение, страдания, смерть, сошествие во ад, дарование Св. Духа древним праведникам, воскресение, вознесение Христа Мессии, дарование Св. Духа Церкви Христовой.

Позже, в византийскую эпоху, во время проводимой императорами унификации богослужебных обрядов, в единой государственной Церкви единой Империи был закреплен единый богослужебный календарь — юлианский, и единая пасхалия — александрийская (римская).

Другим важным принципом Церкви был запрет верным молиться с неверными. С самых древних времен Церковь оберегала свою паству от общения с людьми другой веры, инославными. Нельзя молиться вместе с язычниками, нельзя молиться вместе с иудеями или еретиками, ибо у Церкви и у инославных разная вера и разные боги. Не может быть общения света с тьмой, и Христа с велиаром, и соучастия верного с неверным (2 Кор.6.14).

С самого начала Отцы Церкви стремились оградить паству от влияния иудеев. 7-е Апостольское правило отлучает от Церкви празднующих с иудеями мирян, а 1 правило Антиохийского собора (341 г.) отлучает и клириков. Многочисленные запреты праздновать, поститься и даже просто как-то религиозно общаться с иудеями имеются в святоотеческой литературе того времени.

Позже, в эпоху появления великих ересей, отделившиеся от Церкви группы иногда специально возвращались к древним календарям и обрядам, чтобы подчеркнуть свое расхождение с Православной Церковью, а иногда Православная Церковь сама несколько изменяла календарь, чтобы литургически отделить свою паству от еретиков. Так, например, в VI веке св. император Юстиниан с целью распространения православного учения о двух естествах во Христе, издал указ о введении в восточных областях Империи повсеместной практики совершать праздники Богоявления и Рождества Христова раздельно, хотя в древности этот праздник был в один день. В 698 г. отцы Трулльского Собора отменили древний 4-хдневный «пост ниневитян» или «пост пророка Ионы», предписав православным есть в этот пост мясо (это наша сплошная седмица перед Неделей Мясопустной), чтобы отличаться от армян-монофизитов.

Итак, литургический календарь рассматривался Церковью как средство выражения богословских истин. Сам по себе календарь, как и обряд, мог быть разным в разных Церквах, но важно было единство в православной вере. Календарь часто использовался для явной демонстрации отделённости верных от еретиков.

Таким образом, сам по себе календарь не имеет догматического значения, а является, главным образом, средством защиты паствы от впадения в ереси, например, в иудейство или латинство. Именно этим смыслом руководствовались отцы I Вселенского Собора (чтобы христиане не праздновали с иудеями) или Соборы XVI-XVII века (против папизма).

Но вскоре вектор использования календаря изменился на противоположный. В XVI веке папский календарь стал использоваться латинскими миссионерами для вовлечения православных в унию. В XX веке новый календарь стал использоваться «православными экуменистами» для насаждения ереси экуменизма.

В 1582 г. папа римский Григорий III произвел реформу календаря, положившую новую грань между Православной Церковью и латинским Западом. Наряду с папством и догматическими ересями латинства новый григорианский календарь был воспринят как начало новой папской экспансии на Восток. Немедленно в 1582 году Константинопольский патриарх Иеремия II (Транос) собрал Синод и осудил это новшество как несогласное со святоотеческим преданием Церкви. А в следующем 1583 году Патриарх Иеремия II созвал Поместный Собор, на котором, при участии Патриархов Александрийского Сильвестра и Иерусалимского Софрония VI, а также многих других православных митрополитов и епископов григорианский календарь и новая римская пасхалия были анафематствованы.

В Соборном послании от 20 ноября 1583 года сказано: «Сигиллион Патриарший и Синодальный. Иеремия, милостью Божией Архиепископ Константинополя – Нового Рима и Вселенский Патриарх.

Так как опять церковь старого Рима, как бы радуясь тщеславию своих астрономов, неосмотрительно изменила прекрасные постановления о Священной Пасхе, совершаемой христианами, которые постановлены и определены 318-ю Святыми Отцами Святого и Вселенского Собора 1-го Никейского, уважаемые христианами всей земли и празднуемые как определено, - сего ради становится причиною соблазнов. Ибо пред нашею Мерностью предстали мужи-армяне, спрашивая относительно практики празднования, потому что и они вынуждаются принять сии новшества.

Сего ради мы должны были сказать, что о сем постановлено Святыми Отцами. Наша Мерность, обдумав вместе с Блаженнейшим Патриархом Александрийским и Блаженнейшим Патриархом Иерусалимским и прочими Членами Синода "в Дусе Святе" определяет, разъясняя решение о сем Святых Отцов:

Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали Семь Святых Вселенских Соборов о Святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать, а желает следовать Григорианской Пасхалии и Месяцеслову, тот, как и безбожные астрономы противодействует всем определениям Святых Соборов и хочет им изменить или ослабить, да будет анафема, отлучен от Церкви Христовой и собрания верных. Вы же православные и благочестивые христиане пребывайте в том, чему научились, в чем родились и воспитались, и когда вызовет необходимость и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание; хранитесь и будьте внимательны от сих, дабы и Господь наш Иисус Христос помог вам и молитва нашей Мерности да будет со всеми вами. Аминь.

Обозначено 1583 года от воплощения Слова, Ноябрь 20, Индиктиона 12. Константинопольский Иеремия,
Александрийский Сильвестр,
Иерусалимский Софроний и прочие Архиереи Собора».

Как видно из послания, Собор анафематствовал не только изменивших пасхалию, но и месяцеслов, так как они изначально считались Церковью нераздельными.

Вскоре после этого Александрийский Патриарх Сильвестр (1566-1590) в «Окружном Послании православным христианам Западной Европы» писал:

«Римское стильное нововведение причинило много зол. Ибо оно произвело волнение в Церкви, смущение в народах, насмешку над [святыми] Отцами, презорство в детях и заблуждение, близкое к иудейству. Римляне говорят, что дело идет не о вере, следовательно, нововведение безопасно. О, жестокосердые сыны человеческие!... Малое не мало, по Василию Великому, когда оно причиняет великий вред. А малость ли возмутить Церковь, превозноситься пред [святыми] Отцами и презирать Божественные повеления? Ибо Сам Бог заповедует: не прелагай предел вечных, яже положиша отцы твои (Притч. 22, 28)… Последуя Отцам и Вождям нашим Восточным и Западным, по справедливости предпочтем древнее новому, ибо суждено однажды Церковию Православною никакого вообще новшества не принимати и ни от чего древняго не отступати» [Александрийский Томос (1584 г.). СПб., 1904].

Последующие Константинопольские патриархи Парфений I (1639-1644), Паисий II (1726-1733), Кирилл V (1748-1751), Григорий VI (1835-1840), Анфим VI (1845-1848), а также патриархи Палестины, Сирии, Египта, архиепископы Кипра, охраняя свою паству от латинского прозелитизма, разъясняли ей, что празднование Пасхи одновременно с латинянами, отказ от установлений Православной Церкви о постах есть измена Православию и отступление от святоотеческих заветов, гибельное для православных христиан.

Например, Вселенский Патриарх Каллиник XI, совместно с Антиохийским Патриархом Афанасием (1686-1728) еще раз обратили внимание на то, что не только празднование Пасхи одновременно с иудеями, но и отступление от установлений Православной Церкви о постах есть измена Православию и уклонение от святоотеческих заветов. Так, в случае принятия римского счисления, при условии сохранения александрийской пасхалии, Петров Пост (в те годы, когда Пасха празднуется от 20 до 25 апреля) упраздняется, что является прямым нарушением священного Предания Церкви, так как об этом посте упоминается в Апостольских постановлениях: «После пятидесятницы празднуйте одну седмицу, а потом поститесь» [Кн. 5, гл. 19.]. «Поэтому всякий истинный христианин должен быть тверд в установлениях Православной Церкви, – гласит их Окружное послание, – и обязан праздновать Пасху и соединенные с нею праздничные дни и Церковные времена применительно к практике Православного Востока, а не инославного Запада, чуждого нам по вере» («Церковные ведомости». М: 1906, № 13, с. 685).

В 1756 году Вселенский Патриарх Кирилл V и константинопольский Собор в Окружном Послании о новостильниках говорили: «Иерей ли, мирянин ли, то да будет отлучен от Бога, проклят, и по смерти да не растлеется и пребудет в вечных муках... Да наследуют таковые проказу Гиезия и удавление Иуды, да будут на земле, как Каин, иже стеня и трясыйся, и гнев Божий да будет на главе их и участь их будет с предателем Иудою и с богоборцами иудеями... Ангел Божий да преследует их мечом во вся дни жизни их и да подлежат они всем проклятиям Патриархов и Соборов, под вечным отлучением и в муках огня вечного. Аминь. Да будет!».

В 1848 году Вселенский Патриарх Анфим VI вместе с Патриархами Александрийским Иерофеем, Антиохийским Мефодием и Иерусалимским Кириллом в Окружном послании от имени Единой Кафолической и Апостольской Церкви еще раз напомнили папистам об их отступлении с принятием григорианского календаря:

«У нас ни Патриархи, ни Соборы никогда не могли внести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое Тело Церкви, то есть народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою отцов его... Да держим исповедание, какое приняли от таковых мужей – святых Отец, да отвращаемся всякого новшества как диавольского внушения, на что, если бы кто дерзнул или делом, или словом, или помышлением, таковый отрекся уже веры Христовой, уже добровольно подвергся вечной анафеме за хулу на Духа Святаго, якобы несовершенно глаголавшего в Священном Писании и во Вселенских Соборах. Итак, все новшествующие: еретики ли то, или раскольники, добровольно облекошеся в клятву, яко в ризу (Пс. 118, 18), хотя бы то были папы, хотя бы Патриархи, хотя бы миряне, аще бы и Ангел с Небесе – анафема ему» [Послание Восточных Патриархов, 1848.].

Однако вопрос календаря постоянно оказывался в поле зрения предстоятелей Церквей. Проведенный в 1903 г. Константинопольским патриархом Иоакимом III опрос предстоятелей православных Церквей был выражен в окружном Послании от 12 мая 1904 года: «мы с церковной точки зрения не имеем нужды в перемене календаря». Предстоятели выразили то, что реформа крайне неблагоприятно отразится на церковной жизни православных народов.

Враги Православной Церкви понимали, что именно календарь может и должен стать тем мостом, на котором возможно начать соединение и подчинение Православной Церкви инославному Западу. В январе 1920 года, местоблюститель Константинопольского Патриаршего престола Брусский митрополит Дорофей (1919-1921) публикует послание-энциклику «К Христовым Церквам всего мира».

В этом экуменическом послании прозвучал призыв к объединению всех христианских церквей независимо от их догматических различий. Написано оно в духе папизма, как бы от лица всей Церкви. В качестве первого шага к сближению энциклика предлагает «принятие единого календаря для одновременного празднования главных христианских праздников».

В 1921 году с помощью интриг Антанты на константинопольский престол был насильственно возведен масон и еретик Мелетий Метаксакис. Его главной целью, по его словам, была модернистская реформа Православия: «Я отдаю себя на служение Церкви, чтобы с её первого престола способствовать развитию, насколько возможно, более тесных дружеских отношений с неправославными христианскими церквами Востока и Запада для продвижения дела объединения между теми и другими».

В 1923 году Мелетий в Константинополе созывает совещание, позже переименованное в Конгресс, лживо назвав его «Всеправославным». На нем присутствовали всего девять человек: шесть епископов, один архимандрит и двое мирян. Цель совещания состояла в радикальной модернизации всего Православного церковного строя, а именно, ввести новый календарь, пусть не григорианский, но такой, чтобы Рождество и другие непреходящие праздники совпадали с католическими и протестантскими; Пасху и все прилегающие к ней переходящие праздники Метаксакис предлагал сделать неподвижными, т.е. праздновать Воскресение Христово ежегодно в один и тот же календарный день; епископату разрешить брак; дозволить второй брак священникам и узаконить браки после рукоположения; сократить богослужение; сократить посты; разрешить клирикам ходить в мирской одежде, стричь волосы и брить бороды. Эта программа была весьма близка аналогичным программам обновленцев в России, и неудивительно, что Мелетий признал обновленческий синод «единственно законным органом Русской Православной Церкви».

Это был как бы первый этап календарной реформы. Следующим этапом стала утвержденная на «конгрессе» новая пасхалия, которая также совпадала с римской. Все эти обновленческие реформы, немыслимые ранее, были началом вторжения модернистской ереси экуменизма в Православное учение.

Резолюция Архиерейского Собора РПЦЗ:

«Русская Православная Церковь Заграницей рассматривает введение нового стиля как ошибку, внесшую смуту в жизнь Церкви и, в конечном счете, и как причину схизмы. Поэтому она не принимала, не принимает и не будет принимать его и избегает сослужений с новостильниками. Относительно вопроса по поводу присутствия или отсутствия благодати у новостильников Русская Православная Церковь Заграницей не считает себя или любую другую Поместную Церковь имеющей полномочия делать заключительное решение, так как категорическая оценка в этом вопросе может быть сделана только должным образом созванным, компетентным Вселенским Собором, с обязательным участием свободной Церкви в России.

+ Митрополит Филарет 12/25 сентябрь 1974 г.»

Враги Православной Церкви понимали, что новый стиль, то есть новый календарь, может и должен стать тем мостом, на котором возможно начать соединение и подчинение Православной Церкви инославному Западу. Святитель Феофан Полтавский говорил, что с новостильниками у православных христиан «не должно быть никакого молитвенного общения. После смерти Митр. Филарета и прихода к власти митр. Виталия курс РПЦЗ резко стал возвращаться на возобновление общения с экуменистами (Сербской и Иерусалимской патриархиями) и новостильниками (Константинопольская патриархия, Финская церковь).

В настоящее время Российская Церковь имеет полное право осудить это пагубное еретическое нововведение и провозгласить свою полную поддержку священной борьбе истинно-православных христиан за отеческое предание святого Православия».

Подписаться на RSS-ленту новостей