Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

Суббота, 05 Марта 1008

Слово в день памяти Святых Новомучеников и Исповедников Российских

Епископ Амвросий

О, велие чудо! Диво блаженное! «Цвети Российского луга духовного в годину лютых гонений дивно процветшии», раздвигают сегодня над нами эти святые своды. Облако свидетелей Христовых, коих «недостоин весь мир», своею любовию изливает ныне на нас дождь благодати Небесной. «Новомученицы и исповедницы бесчислении» днесь за ны невидимо молятся Богу. Отверзем очеса сердец наших и узрим взором духовным, что здесь «святителие, царственные страстотерпцы и пастыри, монаси и мирстии, мужие, жены же и дети, добрый плод в терпении Христу принесшии», их кровьми и страданиями утверждается наша Святая Церковь во спасение душ наших! Этот священный сонм настолько велик и необъятен, что церковные святцы и мартирологи не могут вместить имена тех, кто исповедничеством и кровью прославил Бога на земле, и которых Господь прославляет ныне на Небе, в Своем Царстве. Подвиги и страдания многих из них свидетельствуют всему миру о святости и непорочности нашей Святой Российской Церкви. А кольми больше еще и тех Новомучеников, имена которых ведомы только единому Богу — они сияют на Небесах и нас, последующих их стопам, пронизывают лучами надмирной благодати Божественного Духа.

Мы были с вами сегодня участниками и свидетелями великой радости обретения нашей мученицей-Церковью нового епископа. Но с еще более трепетным ликованием торжествует сердце наше, в духе созерцая ныне сколь много омофоров святительских простерто над чадами Святой Церкви Российской! Поклонимся прежде всего первым мученикам нашим Владимиру, святителю Киевскому, Андронику Пермскому и Гермогену Тобольскому, кровьми своими предвозвестившими грядущую на Небесах славу Российской Церкви. Воспрославим твердость и смирение Вениамина митрополита, кровью своею суемудрие обновленцев посрамившего. Приникнем до лица земли перед подвигом первопрестольников наших Тихона и Петра, в самое бурное время стоявших у кормила Церковного. А вот и простирает к нам свои благословляющие руки адамант твердый, ересеначальника обличитель, Кирилл Казанский, красота исповедания. Воздадим славу достодолжную отцам нашим Иосифу Петроградскому, Димитрию Гдовскому и Сергию Нарвскому, даже до сего дня в катакомбах сохраняющим светолучный сосуд чистоты Невесты Христовой. Шире океана, ярче и жарче огня любого сияет слава Виктора Вятского, Арсения Серпуховского, Серафима Дмитровского, мужественных борцов за правду Христову. Возблагоговеем перед ревнителями благодати преславными Серафимом Угличским, Иерофеем Великоустюжским, первыми отверзшими уста противу лжетаинств лукавого Сергия. Да воспоется и воспрославится духоносный Дамаскин Глуховский, воздвигший анафему против догмата служения Истины миродержителю тьмы века сего. Любовью почтим Яранского Нектария, блаженством заглушившего мудрование архиереев красного Зверя. Достойное поклонение принесем Воронежскому Алексию, буйством сокрушившего еретического змия. Не возможет сердце православное не вострепетать перед подвигами страдальцев и исповедников Иоанна Рижского, Агафангела Ярославского, Пахомия Черниговского, Прокопия Херсонского, Парфения Ананьевского, Варсонофия Каргопольского, Максима Серпуховского, Феодора Волоколамского.

Но как бы ни была глубока и крепка наша память церковная, изнемогут уста, онемеет язык, чтобы исчислить всех тех, кто исповеданием своим и страданиями доныне хранит и утверждает Церковь Российскую во спасение душ наших. Когда новый ересиарх, из бывших пределов Святой Руси, под покровом патриаршего облачения, провозгласил догмат приспособления истины ко лжи атеистического мира, они вняли не авторитету «мудрейшего» послушника Тучкова, а словам Святого Писания: «Змий был мудрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог». Это они, подобно древним, исповеданием своим, как камнем сокрушали главу еретического змия и не променяли Христа на разбойника Варавву, не искусились чечевичной похлебкой мнимого мимолетного сергианского счастья. И сейчас они распростирают свои святительские омофоры над теми, кто верует, что только Христос Господь, а не тщетные дипломатические ухищрения «мудрейших» и не соглашательство с искусителем, спасает Церковь.

Но нам могут возразить, что есть и другие мученики, которые признавали авторитеты и сергиев и тучковых, и своим червеобразным перед ними пресмыканием и раболепным служением спасали свою церковь и тоже за нее пострадали, пролили кровь. Что мы можем на это ответить? Конечно, они были страдальцами своего времени, как и весь русский народ, и другие народы, и представители иных религий дореволюционной Руси. Но могут ли все они вместе взятые являться святыми мучениками Христовыми? Один пастырь, прекрасный церковный писатель, исключительно точно подметил, что трагедия сергиан состоит в попытке заключить конкордат с уголовниками — уголовной советской властью, — а те всех прочих считают лохами. Лучше не скажешь! Если языческие властители первых времен христианства обещали за отречение от Христа и Его Церкви земные блага, то они в своем античном благородстве были верны данному слову и сдерживали обещание. Сергиане же, изменившие Идеалу и достоинству Церкви и отказавшиеся от исповеднического подвига во имя внешнего декорума и личного благополучия, и даже нередко становившиеся в ряды преследователей истинно-православных, или провоцировавшие их страдания, чаще всего оставались обманутыми своими хозяевами-уголовниками и в итоге получали пулю, по разнарядке. Так свято ли мученичество без исповедничества? Чем оно отличается от конца Бухарина и Рыкова, Блюхера и Тухачевского, Ягоды и Ежова?

Несомненно, что было великое множество и тех, кто в искренней простоте и доверчивости шли за сергианскими иерархами, не изменяя своей вере, твердо стояли в свидетельствовании, запечатлели его и исповедничеством, и кровью. Но это уже совершенно другой разговор. А вот имеет ли право на такую простоту, доверчивость и «неосведомленность» епископ Христовой Церкви?

Вы — наследники подлинных мучеников, чада Истинной Церкви, многие выросшие в катакомбах и никогда в жизни не входившие в двери сергианских храмов, — часто задаетесь вопросом: почему же Церковь, хранящая Истину, освященная кровьми подлинных Новомучеников, терпела и терпит лютые гонения и обречена на страдания и от власть предержащих, и от благоденствующих отступников?

Да потому, милые моему сердцу братья и сестры, что вся земная жизнь Ее Главы и Основателя, от колыбели до гроба, от вертепа Вифлеемского до холма Голгофского, была одним сплошным страданием, подъятым ради нашего с вами спасения, потому что Он — Царь страдальцев, Царь всех страждущих и несчастных земли, Страдалец на Кресте за грехи всех. Здесь на земле, Он был камнем преткновения для многих — и для земных властителей, и для архиереев и служителей благоденствовавшей древней Церкви. Слава его воссияла только по Воскресении, на Небесах, после неимоверных страданий и ужасного конца на Голгофе.

Таков же путь и его Невесты—Церкви и чад Ее. Где Христос, где Его Невеста — там не может не быть преследований и страданий, а слава и торжество страдальцев — только на Небесах. Где же нет страданий, где лукавство — там не тот Христос; когда в храмы загоняют лукавством, отобрав их у православных — там иная Церковь. Да, милые братья и сестры, там благоденствие, там торжество первосвященников, там нет Голгофы, но для антихриста и его церкви нет и торжества на Небесах!

«Вси, хотящие благочестно жити о Христе Иисусе, гонимы будут»,—говорит святой апостол. Следовательно, все истинные христиане будут гонимы до скончания века, никогда не прекратятся и преследования Истинной Невесты Христовой. Хранители подлинной святоотеческой православной веры бесконечно будут страдать от скорбей, печалей, искушений, клеветы, поношений, преследований, страданий. Многие могут возразить и с ложным умилением воскликнуть: «Сейчас не то время — открываются и строятся храмы и монастыри; не те люди — правительство стоит со свечами в церквах!» Родные мои, не обольщайтесь! Положим, не то время и не те люди… Но неужели же не тот и Бог, от которого зависит спасение людей, обетования Которого непреложны до скончания мира? Бог всегда был, есть и будет Богом спасения страдальцев в лоне Его гонимой Церкви. «Не то время, не те люди»…Но тот же самый остался мир с его змеиным клубком бесконечных интриг и тот же самый миродержитель тьмы века сего. Да, диавол побежден, но однако же не уничтожен; он связан, но еще жив и по прежнему ненавидит тех, которые Христовы, или стараются быть ими. Для обольщения многих отец лжи действует лукаво, он учреждает себе мирское христианство, старается переродить сынов веры в сынов мира, уводя от духовного мира к душевному. Он соблазняет внешним благолепием, взятым от Православия — внешней красотой, блеском, лоском, пышностью, гармонией красок и звуков. Многие по малодушию и легкомыслию идут за своими лжеиерархами — верными служителями мрачного гения преисподнего мира, и видят за всем этим церковь, точно так, как древние ацтеки и инки отдавали сокровища своих предков испанским конкистадорам за стеклянные бусы. Против же хранителей подлинных Христовых и святоотеческих сокровищ враг христианства вооружает обладателей этой мишуры ненавистью, лукавством, злословием, клеветой, презрением и всяким оружием неправды с хваткой натасканного боевого бульдога. «Сматряет грешный праведнаго, и ищет еже умертвити его».

Если когда-то сергианские архиереи и книжники заключили конкордат с уголовной властью, то теперь уже сама Московская патриархия стала уголовно-мафиозной структурой, готовой бросить Истинную Невесту Христову на обагренную кровью арену с прожорливыми и хитрыми львами.

Подлинные ревнители благочестия и добродетели являются для нее нетерпимым обличением по слову апостола: «Всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы». И чем приметнее становится для мира наша Святая Церковь, тем все более возбуждается к Ней ненависть и нетерпение митроносных чиновников Московской патриархии.

Но взирая на подвиг, прославляемых ныне Свидетелей Христовых, мы помним, что вражда, гонения, мученичество — не есть что-то новое, а потому Господь и учит нас взирать на это спокойно, без страха и смятения и говорит нам: «Аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде».

Святые Новомученики и Исповедники не смущались гонениями и испытаниями, а воспринимали их за должный порядок вещей. Святой Иоанн Златоуст говорит, что человеку, который борется со злом, невозможно не испытывать скорбей. Борцу нельзя предаваться неге, воину невозможно пиршествовать в сражении. Поэтому пусть никто из находящихся в борьбе не ищет покоя, не предается наслаждениям. Вы не дряблые чада Московской патриархии, а Христовы воины, для вас настоящее время есть время борьбы, сражения, скорбей, воздыханий, есть поприще подвигов, усилий, трудов и терпения. А время покоя будет после, оно будет бесконечно-долгим, нескончаемым, в Царстве Христовом.

Вместе с псалмопевцем святые Новомученики благословляют нас: «Мужайтеся, и да крепится сердце ваше, вси уповающие на Господа». Аминь.

Суздаль, 10 февраля 2008 г.

Подписаться на RSS-ленту новостей