Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

Пятница, 04 Апреля 2008

"Архипелаг ГУЛАГ Московской патриархии с государственной властью во главе".

Мониторинг СМИ: "ИНОЙ ФОРМАТ"

Архипелаг "ГУЛАГ" Московской патриархии с государственной властью во главе. Власти намерены отобрать 15 храмов у РПАЦ в Суздале и передать их РПЦ МП

ГУЛАГ. Сегодня это слово используется не только для характеристики репрессивной системы. Это понятие стало нарицательным символом нарушения прав человека и обозначает систему мест лишения свободы, где тирания и угнетение – норма.

На воротах Соловецкого лагеря в 30-х годах висел лозунг "Загоним всех железным кулаком в светлое будущее!" В начале третьего тысячелетия о нём с тревогой вспоминают православные верующие российских городов в своём обращении к правозащитным организациям: "… так и сегодня чиновники хотят насильственно загнать всех в храмы Московской патриархии, "законно" и незаконно, всеми средствами расправляясь с теми, кто имеет мужество ей не подчиняться и от неё не зависеть… Вся надежда осталась только на Господа Бога и на Вас".

Открытые гонения и преследования православных верующих начались в начале 90-х, когда с помощью омоновских дубинок и слезоточивого газа органами местной власти были отобраны и переданы Московской Патриархии храмы, принадлежащие религиозным общинам Российской Православной Автономной Церкви.

В настоящее время в арбитражном суде рассматриваются дела по "отчуждению" ещё пятнадцати храмов РПАЦ в г. Суздале Владимирской области.

Нарушение законов, Конституции РФ и норм международного права, открытая враждебность властей и угрозы в прессе, судебное преследование духовенства, бездействие и равнодушие чиновников, установленные факты провокаций и поджогов, избиений и угроз. Это признаки религиозного экстремизма и проводимой преступной политики геноцида по отношению к православным верующим, – утверждает правозащитник Владимир Степанов.

В настоящее время рассматривается вопрос о возбуждении уголовных дел по факту данных преступлений и о возможности ликвидации Московского патриархата.

Сможет ли Следственный комитет при Генеральной прокуратуре и Верховный Суд РФ рассмотреть эти дела по существу – это самый большой вызов, который бросает нам "светлое будущее"? Но на самом деле, хорошо бы узнать, есть ли у нас вообще какое-то будущее?!

Председатель Архиерейского Синода РПАЦ, Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов)

Корр.: Владыка, скажите пожалуйста, а что нас всех может спасти?

Митрополит Валентин: Я думаю, что нас всех спасёт любовь к Богу, доброта и не просто на словах, а проявление её в своей жизни. Вот только это может нас спасти.

Корр.: А как Вы к Богу пришли?

Митрополит Валентин: Я с 7 лет воспитывался у катакомбных монахинь. В 17 лет поступил в монастырь и сейчас уже почти 70 лет служу Богу и Святой Руси.

Корр.: Для начала, расскажите о традиции РОССИЙСКОЙ Православной Церкви, которую Вы представляете. Чем она отличает от традиции РУССКОЙ Православной Церкви с Патриархом Алексием Вторым во главе.

Митрополит Валентин: Традиция одна – православная. Абсолютно всё то же – это чисто организационные моменты. Московская Патриархия Русской Православной Церкви (РПЦ МП) была создана в 1943 году, её учредителями были и церковные служители и государственные. Светскую власть там представляли первые лица страны – Сталин, Молотов, Берия, Карпов и другие товарищи.

В 90-х годах мы отошли от Московской патриархии РПЦ и зарегистрировали свою общину, сначала она называлась Российской Православной Свободной Церковью. Мы взяли то название, которое было у Православной Церкви Российской империи до революции – Российская Православная Церковь. Сначала мы находились под юрисдикцией Зарубежной Церкви, но когда она начала опираться на фашистскую организацию, во главе которой был Дмитрий Васильев… я тогда запротестовал, поехал в Нью-Йорк в Зарубежный Архиерейский Синод и сказал, что я не могу позволить, чтобы наша Церковь опиралась на эту организацию.

Меня тогда там отговаривали, говорили, что наоборот, эта партия поможет Вашей Церкви. Я говорю нет, достаточно – Московскую Патриархию "спасала" КПСС, а теперь и мы ещё будем на фашистов опираться… То есть мы отошли от Зарубежной Церкви и зарегистрировались как Российская Православная Свободная Церковь, уже не зарубежной юрисдикции, а просто Свободная.

В 1997 г. у нас в стране был принят новый Закон о свободе совести и меня вызывали в Министерство Юстиции и говорят, что надо перерегистрироваться. Название "Православная Свободная Церковь" мы не можем Вам дать, потому что у старообрядцев похожая аббревиатура, выбирайте другое название. Мы решили взять название Автономная.

Сейчас у нас около ста общин в Российской Федерации, есть общины и духовенство в Америке, в Аргентине, в Швейцарии, во Франции, в Израиле, в Украине… Это верующие и духовенство, которые находятся под юрисдикцией Российской Православной Автономной Церкви.

Корр.: Владыка, а с чего начались все эти имущественные споры?

Митрополит Валентин: Два года тому назад к нам прислали комиссию с проверкой. Проверили, написали отчёт, что храмы находятся в хорошем состоянии, все довольные остались. Не знаю, кому это не понравилось, во всяком случае, следом направили вторую комиссию, а та уже более сдержанная, уже начала говорить, вроде что-то неладно с документами. Подключили прокурора, состояние дел оценили как удовлетворительное. И следом появляется работник из ФСБ и требует у Владимирского Госцентра по охране памятников все документы о Храмах, которые находятся у нас. А через некоторое время пришло письмо из Владимирского Территориального управления Росимущества, в котором говорилось, что есть какие-то документы о том, что наши храмы надо изъять.

Храмы эти, которые нами были сохранены от гибели и реставрированы за счёт верующих, изымаются у нас в пользу Московского патриархата. У нас уже десятки храмов отобраны – в г. Обояне Белгородской области, Волгограде, Нижнем Новгороде, Каинске Новосибирской области, Уссурийске, г. Ногинске Московской области, в Санкт-Петербурге, Рязани, Суздале, Железноводске, Воткинске, Трубчевске и многих других городах.

Несколько раз ко мне приходили из Московской Патриархии, предлагали воссоединиться. В последнее время от нас требуют немедленного присоединения к МП РПЦ, а я отказываюсь. Силовики пришли к епископу Евлогию и сказали, чтобы принимались радикальные меры в отношении Валентина, что надо забрать все храмы, а Валентина изгнать…

Корр.: У Вас есть документальное подтверждение этому?

Митрополит Валентин: Да, об этом писали даже в областной газете "Призыв", что мне пулю в лоб надо пустить и мораторий на смертную казнь отменить ради меня надо, есть много чего…

Недавно опять прислали делегацию из Владимира – давайте соединяйтесь. Так как я отказался, пошёл новый "накат". Теперь вот Росимущество требует 15 храмов.

Корр.: Чем аргументирует Росимущество свои действия?

Митрополит Валентин: Росимущество говорит, что мы должны вернуть эти церкви, потому что мы ими якобы незаконно владеем. У нас все документы есть и все в порядке, всё в соответствии с установленным действующим законодательством. Кому вернуть – Государству? Мы должны вернуть всё в государственную казну. А что государство с ними будет делать с этими церквями? Как известно, государственные органы действуют сегодня в интересах Русской Православной Церкви Московского патриархата. Несмотря на то, что Церковь у нас отделена от государства. Это закреплено Конституцией.

Корр.: А на каком основании государство у одной общины имущество забирает, а другой передаёт?

Митрополит Валентин: А им и основание никакое не нужно, они это делают и всё, в нарушение всех законов. Это даже не скрывается. Я хочу сказать, что Московская Патриархия стала уже государственной религией. В храмах проводятся светские мероприятия, там чиновники обсуждают то торги, то золото, то нефть … ну не хотим мы быть участниками всего этого. Мы ушли оттуда, потому что это нам претит. Это внутреннее наше убеждение.

Мы считаем, что РПЦ МП осуществляет деятельность, которая противоречит целям её создания.

Корр.: Всё-таки, можно немного подробнее рассказать о взаимоотношениях с представителями Московской патриархии.

Митрополит Валентин: Я отошёл от Московской патриархии после некоторых событий драматического, исторического и канонического порядка. Около 30 лет я служил в Московской патриархии. Был настоятелем и благочинным церквей Владимирского округа, у меня было множество всевозможных почётных грамот от Патриархии, восточных патриархатов и светских властей, был награжден пятью медалями Фонда мира, серебряными и золотыми, всего вручено 27 церковных и светских наград…

Самый лучший был священник. И как только я ушёл из Московской патриархии – я стал самый плохой. Писали про меня всякое: что за доллары продался зарубежной церкви, которая сотрудничала с Гитлером, много чего писали. Когда это не помогло, меня начали шантажировать, запугивать, сфальсифицировали дело, судили и т.д. хотели одного, чтобы я вернулся в лоно РПЦ. Даже один архиерей Московской патриархии – митрополит Серапион как-то сказал: "Большую мы ошибку сделали, что потеряли Валентина". Я им несколько раз говорил: "А зачем Вам нужно меня возвращать в Московскую патриархию, если я такой плохой? Я подборку им газетную сделал – зачем Вам нужен такой плохой человек?" Они мне говорят: "Да Вы только вернитесь, и все прещения против Вас будут сняты. Вы ведь знаете церковную историю…".

И когда я категорически отказался возвращаться в Московскую патриархию – сразу началась череда непрекращающихся проблем.

Член Архиерейского Синода РПАЦ, Архиепископ Феодор (Гинеевский)

Мы ушли из Патриархии в 1990 году. Сразу начались преследования. Нас называли раскольниками, нам подбрасывали револьверы, патроны… Вот как при Сталине ставили клеймо "враг народа", а нас "раскольниками" называли. Постоянно провокации устраивали. Во время службы врывается какая-нибудь женщина и кричит: "На Колыме будете своего Валентина поминать…" или ещё что-нибудь в этом духе.

Покушения были, нападения… Как-то прихожу со службы – Владыка избит, завернули его в ковёр, кляп во рту… Хорошо, что я пришёл на час раньше. Написали тогда заявление в милицию, как это полагается и через 2 или 3 недели отписка – "состава преступления нет". Потом, когда уже прихожане писать начали, то вроде бы приняли заявления о возбуждении уголовного дела, но потом написали, что "лица не установлены"…

И если в период с 1990 по 2000 год были местные, локальные гонения со стороны местных властей, со стороны Московской Патриархии, то с 2000 года это уже какая-то система государственного гонения началась, это не просто гонения каких-то отдельных чиновников, а начались именно системные преследования. Каждый месяц, каждый год что-то случается…

В газетах клеветническая кампания против Митрополита началась с призывами "физически уничтожить", местная газета "Призыв" открыто призывала: "отца Валентина надо стрелять. Ради него временно забыть про мораторий на смертную казнь, пустить ему пулю в затылок, а процедуру показать по центральному телевидению". В газете "Русский вестник" писали: "отвернуть этой скотине голову", "довести дело до конца и очистить землю Суздальскую". Все эти угрозы убийством, провокации, поджоги, религиозный экстремизм, унижение чести и достоинства, – всё это так и осталось безнаказанным…

Корр.: Владыка Феодор, а что это за религия такая, при которой в душе мира нет?

Архиепископ Феодор: Вопрос, видимо, в том, что не совсем тем занимаются священнослужители, чем следовало бы им заниматься. Открывают монастыри, там чего только не разводят… Получаются, что монастыри – это большие трудовые колонии или большие фермерские хозяйства. А ведь когда, к примеру, основывался монастырь преподобного Сергия Радонежского, он же не думал, что будет там какая-то большая лавра, он думал о спасении душ.

Когда мы уходили из Московской Патриархии, Святейший Патриарх – ныне покойный Пимен и его Синод, потребовали от Митрополита Валентина (тогда он был Архимандритом) письменное отречение от своей паствы. Спрашивается, как это можно было сделать? Что он напишет? Я отрекаюсь от своей паствы и считаю, что они не православные христиане? Мы не могли на это пойти.

Поэтому здесь стоит вопрос не только догматический, канонический, а стоит ещё вопрос совести, нравственности. Я помню, тогда спросил настоятельницу Покровского монастыря мать Софию: "Если от Вас, ради святого послушания, ради блага церкви, потребуют написать отречение от Ваших сестёр, то Вы написали бы такое отречение?" Она в ответ промолчала.

А чиновники действуют по упрощённой схеме, они думают, что если они откроют церковь, откроют семинарии, будут покровительствовать духовенству, митрополитам, если обеспечат Церковь строениями, материальными благами, то сразу же поднимется нравственность. Время показывает, что несмотря на то, что у нас вроде как открылись храмы, монастыри… общество лучше не стало.

Если на тебе монашеская ряса, это ведь ещё совсем не значит, что ты человек духовный, нравственный или религиозный… Меня, к примеру, всегда возмущает отношение патриархийного "священноначалия" к людям. Не буду называть имя, но один из тех, кто уговаривал Митрополита Валентина отречься от своих прихожан, говорил, что люди – это "быдло". Сегодня говорит, они Вас защищают, а через два месяца Вас забудут, а через полгода эти все Ваши "божьи одуванчики" к другому батюшке будут ходить. Вот такое отношение к верующим людям.

У нас так не произошло. Все прихожане встали на защиту Митрополита, народ уважает его. Может быть поэтому ещё и стараются его убрать, потому что люди к нему тянутся. А Московская патриархия никогда не давала возможности священникам служить долго на приходах, существует система перевода священников с прихода на приход.

Корр.: С чем связана такая практика?

Архиепископ Феодор: Раньше, когда был институт советской власти, это делалось для того, чтобы люди не сплачивались в духе своём, чтобы не было единства – "разори духовную жизнь прихода", "разделяй и властвуй"… вот этими принципами многие "начальники православные" до сих пор руководствуются. Одного батюшку направят, потом второго, третьего…

Было такое, что священники Московской патриархии говорили: "Вот Валентин там создал свою вотчину и на этой вотчине командует". А там не было вотчины, там был приход и люди жили при нём нормальной приходской жизнью.

Митрополит Валентин ведь очень много сделал для города, благодаря его связям Суздаль стал городом-побратимом с немецким городом Ротенбургом-на Таубере, сам Митрополит – почётным гражданином Суздаля стал…, а потом когда начались гонения, его и этого звания лишили. Даже те горожане, которые не ходили в церковь, удивлялись, как так?

Я приехал в Суздаль в 19 лет, был псаломщиком, сейчас мне за 50. При мне организовалась община, храмы восстанавливались, первые церковные хоры собирались… Тогда ещё были люди, которые сохранили и несли в себе эту православную культуру – 1900 года рождения и даже 1888 года. Теперь их уже нет, но традицию они передали своим детям. Мы всё это восстанавливали – и храмы, и традиции, и православную культуру.

Поэтому мне очень хорошо понятно, почему Московская Патриархия и власти заинтересованы были в том, чтобы священников постоянно меняли. Тогда при Царе Духовенство и Святейший Правительствующий Синод были заинтересованы в том, чтобы священники как можно дольше сидели на приходах, были целые поколения священников. И никто не думал переводить с места на место священников, отрывать их от родины и родной земли. А сегодня они как челноки, как напёрстки меняются на пальцах, как перчатки...

В Суздале вместе с храмами Русской Православной Церкви стоят храмы нашей Церкви – Российской Православной. Верующие поделены – одни ходят к нам, другие к ним.

Обратите внимание — им нужны храмы. А что будет с людьми? Вот наши верующие пошли к чиновникам, а те им: а чего вы так переживаете? Храмы у вас останутся в Суздале, их никто не унесёт, они будут открыты, вы в них будете ходить. Ну, начальство поменяется, так какая вам разница? То есть чиновник не понимает, что он действует по упрощённой схеме. Вот дали вам храм, надели узду, позолотили, нашли вам спонсоров богатых, открыли его, идите молитесь… А что там на душе у человека – никому нет дела.

Есть люди, которые ходят в силу своей привычки в определённый храм, но большинство ходят по своим сугубо религиозным убеждениям. И вот теперь эти люди будут лишены этой возможности, потому что прийти в храм Московской патриархии для наших верующих, значит переступить через свою совесть, особенно после тех гонений, которые Московская патриархия вместе с чиновниками нам устроила.

Председатель Архиерейского Синода РПАЦ, Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов)

Когда стали всяких званий лишать, я думал Бог с ними. Если все эти должности для священников — Благочинный, Архимандрит – имеют какую-то значимость, то для прихожан батюшка, да батюшка… Но когда меня с настоятельства убрали, тогда уже народ встал, митинги мы устраивали, с плакатами ходили, но нас не слушали, не удовлетворяли наши просьбы…

Когда меня вызывали на совещание в Московскую Патриархию, там был покойный ныне патриарх Пимен и митрополит Алексий, нынешний патриарх, архиепископ Кирилл – ныне митрополит. Кирилл мне тогда говорил: "Отрекись от этих неформалов, сделай так, как Владыка Архиепископ Псковский Владимир (Котляров) сделал. Вот он отказался от Краснодара и сейчас в таком почёте. Сделай так и ты будешь потом Архиереем".

Я говорю: "Владыка, простите, я не могу от этого отказаться, я не могу плюнуть людям в душу". И вот этот Кирилл говорит: "Батенька мой, о какой ты душе говоришь? Ты всю христианскую этику перевернул с ног на голову".

Когда я услышал такое, то в ответ сказал: "Если Вы Владыка не знаете, о какой я душе говорю, тогда мне с Вами больше и говорить не о чем".

Корр.: Что стоит за этим конфликтом, по большому счёту, как Вы считаете?

Митрополит Валентин: Мы проповедуем, чтобы Церковь жила по Евангелию, чтобы люди жили по совести, по заповедям Христа, чтобы не было людской грязи. Я не только архиерей, но я и человек. Я не только член Церкви, но и гражданин своей страны. Я против того, чтобы духовенство, Церковь вмешивалась в дела светские. У нас одна должна политика быть – церковная. Политика того, чтобы спастись, чтобы людей привести к Богу, чтобы удержать людей от греха, чтобы людей сохранить в этой первозданной вере, которую Христос нам завещал. Вот задача.

Московская Патриархия у нас занимается всем, чем угодно, только не исполнением заповедей Христовых, только не работой над собой занимается, не нравственностью…

Вы посмотрите, что происходит. Какие бы там мероприятия светские не происходили, они туда священника, сюда священника, им ведь некогда молиться, некогда самим спасаться и других спасать. Мы не хотим участвовать в этом. Мы говорим: "Оставьте нас в покое. Дайте нам свободно молиться. Дайте нам спокойно исполнять евангельские заповеди и не отрывайте нас от своей родины, дайте нам исполнять свои обязанности перед Богом и своими прихожанами добросовестно и разумно, в соответствии с учением Православной Церкви!!

Мы православные христиане, но мы и сыновья нашей любимой Родины.

Корр.: Владыка Валентин, как Вы считаете, в этом преследовании задействованы спецслужбы?

Митрополит Валентин: Я не могу точно сказать, но уверен на 99%, что это дело их рук. Только они действуют под покровительством государственных чиновников.

Перед празднованием 1000-летия Крещения Руси в 1988 году вызывают меня в милицию областную. Там были двое в милицейской форме, двое в штатском. Беседовали со мной. Говорят, там будет много иностранцев, давайте принимать участие. Я отказался, понял, что вербовали. Тогда они мне папку показывают – вот досье на тебя, тут на тебя написали, и тут… Либо ты с нами, либо ты не доживёшь до этого тысячелетия.

Я понял это дело и сразу на следующий день всё своим прихожанам рассказал, что меня вызывали и что там было. Специально это сделал, знаю, что они болтунов не любят, чтобы отстали от меня и чтобы больше меня не вызывали. Они не вызывали, но с того времени собственно всё и пошло…

Вы спрашиваете, замешена ли ФСБ? Вот тот протокол разговора, когда меня вызывали, был опубликован потом в областной газете, когда они уже клеветническую компанию начали. Эта информация хранилась в ФСБ. Потом в Госцентре по охране памятников нам говорили, что приезжали из ФСБ и требовали документы. То есть везде они наследили и их почерк прослеживается.

Правда, тогда юбилейные торжества они дали мне провести. Их проводили в Москве, в Ленинграде, в Киеве и во Владимире. Я был тогда назначен начальником штаба по проведению праздника. Тогда они были вынуждены смириться, ведь приезжали разные иностранные делегации, у нас города-побратимы, храмы отреставрированы, приходилось принимать гостей по 3-4 делегации в день, короче, был на виду…

И вот дали мне провести это Тысячелетие, а следом сразу начались притеснения, начали снимать с одной должности, с другой, а теперь храмы отбирать стали…

Член Архиерейского Синода РПАЦ, Архиепископ Феодор (Гинеевский)

Года три назад была статья в нашей газете, про то, как Архиепископ Евлогий вручал председателю УФСБ орден за то, что он оказал содействие в передаче имущества от "раскольников". Это для нас был такой анонс для предстоящих событий. Хотя потом, когда у нас был первый суд по имущественному вопросу, то судья Любимцева вынесла решение суда в нашу пользу. Газеты тогда писали, что на законных основаниях мы выиграли суд.

Тогда на суде интересы Московской Патриархии представлял подполковник ФСБ Борис Николаевич Нескородов. Когда мы, возмущённые этим написали в ФСБ жалобу, что не имеют они права представлять на судах интересы Церкви, которая, между прочим, отделена от государства, то нам ответили, что сотрудники ФСБ в свободное от работы время бескорыстно и бесплатно могут оказывать такие юридические услуги. У нас есть в архивах это письмо. Не каждая судья, когда видит подполковника ФСБ, может оставаться независимой. Хоть 200 раз она будет независимой, но она сделает всё возможное и невозможное и пойдёт на все нарушения, чтобы вынести решение в его пользу.

Нам очень часто говорят: "Мы Вам сочувствуем, мы Вас понимаем, нам Вас жалко, но если мы сделаем что-то в Вашу защиту, мы тут же лишимся работы". Начиная с 2000 года мы многократно обращались к федеральной власти, в правоохранительные органы разных уровней в связи с преступной политикой геноцида в отношении нас, однако, должностные лица проявляют полное бездействие в выполнении законов и Конституции РФ.

ФСБ действует в связке с администрацией, которая сегодня состоит из бывших работников спецслужб. И почерк у них уже просматривается. К примеру, формальным поводом для начала имущественных споров по отчуждению храмов у нашей Церкви якобы стали обращения Суздальцев. Мы говорим: "Ну покажите, где это письмо?" Они сказали: "Если Вы очень хотите, то завтра Вам сделаем письмо". Они всё могут сделать.

Председатель Архиерейского Синода РПАЦ, Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов):

Наш древний город Суздаль считают сердцем Золотого кольца, он имеет давнюю историю и глубокие православные корни. В таком маленьком городке было когда-то 17 монастырей и 70 храмов, а перед революцией было 4 монастыря и 47 храмов. В 1918 году государство национализировало эти памятники архитектуры – храмы, монастыри со святынями, с живописью, с иконами …, а потом от всего этого ничего не осталось ни святынь, ни иконостасов и неизвестно куда всё подевалось – мы получили руины.

Я приехал в Суздаль по приглашению управделами Патриархии митрополита Алексия (Ридигера) почти 30 лет назад. Он мне говорил: "Если тебе монаху, не нужна Церковь, то кому она тогда нужна? Поезжай в Суздаль, восстанавливай храмы и делай там свой приход"… Вот я приехал.

Трудно было – новое место, церкви бесхозные, без окон, без дверей, а где вообще без крыш, и стены развалены… Я в таких условиях три года жил, всё добивался, чтобы отреставрировали, деньги искал… По моему мнению, если мы допускаем, что храмы разрушаются, то нам не простит Бог, нам не простит история, нам не простят наши потомки того, что мы это допустили.

Приход мы подняли. Я трижды избирался в городской Совет, меня там все знали и знают, как строителя. И я всю свою жизнь посвятил тому, чтобы сохранить все эти памятники архитектуры. Все это знают. В то время мне говорили: "Берите храмы, берите сколько можете, только сохраните".

Митрополит Валентин: Тогда в стране начались экономические реформы, перестройка. С финансами было трудно, зарплату не выдавали. Я изыскивал самые разные возможности и в зарубежные церкви ездил, ходил, просил, дайте деньги, чтобы хоть как-то сохранить эти памятники. Мне помогали. Наши верующие тоже помогали. Мы сами, своими руками эти кирпичи носили, мусор выбрасывали, грязь всю вытаскивали… Тогда никто на эти церкви не претендовал ни Московская патриархия, никто… Государство не выделило на это ни единой копейки.

Действующий ныне Цареконстантиновский храм г. Суздаля после реставрации.

Митрополит Валентин: Мы в 17 храмах сделали реставрацию и сейчас вдруг… Росимущество, через суд стремится отсудить у нас восстановленные нами из руин, 15 храмов, нарушая при этом все наши права. В прошлом 2007 году 18 декабря они подали в суд. И вот только в феврале мы получаем иски на истребование имущества, на храмы и прочее и прочее. На нашей стороне закон, все уставные и юридические документы, которые однозначно подтверждают наше право на безвозмездное пользование этим имуществом.

Корр.: В данной ситуации, что Вы предпринимаете?

Митрополит Валентин: Просили юристов, чтобы защитили нас, но мало кто в этом деле разбирается, это раз. И второе, там неимоверные деньги требуют с нас. В СМИ три дня тому назад обратился, говорю, что у меня есть бумага и что её надо опубликовать и что наш адвокат хочет ответить на вопросы корреспондента. Мне сказали: "20 тысяч давайте, тогда опубликуем".

Мы просим всех помочь восстановить справедливость. То есть эти храмы принадлежат нам законно, мы их из руин спасли, восстановили. Приезжайте в Суздаль, спросите любого жителя, в каком они состоянии были и как мы всем миром их поднимали. То есть мы вложили туда и жизнь, и энергию, и деньги и всё… Сейчас вдруг, нас всего этого лишают.

Вся эта ситуация вынудила нас обратиться к Президенту РФ, Генеральному прокурору, Министру юстиции, в Следственный Комитет при Генеральной прокуратуре, а также в правозащитную организацию ООД "За права человека" поддержать наше предложение и внести заявление о ликвидации религиозной организации Русской Православной Церкви Московского патриархата. Потому что, ещё раз повторяю, за всеми этим обстоятельствами и преступными действиями со стороны чиновников в отношении нас всегда угадывалась рука Московской патриархии.

Владимир Степанов, эксперт по правовым вопросам ООД "За права человека РФ"

Корр.: Владимир Викторович, какие здесь нарушения закона со стороны государства? И вообще, имеет оно право попросить Суздальскую Епархию РПАЦ освободить Храмы?

В.В. Степанов: Если говорить в целом о ситуации, то здесь главным нарушением является то, что в основах конституционного строя заложен особый порядок Российского правового государства: "Российская Федерация – светское общество. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". Церковь у нас отделена от государства. Это статья 14 Конституции РФ.

Более того, это статья правового государства действует в единстве исключительных прав "свободы совести, свободы вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними" (ст. 28, ст.56 Конституции РФ).

В этой ситуации очевидны также противоправные действия руководителя Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Владимирской области Горланова В.Л. Эти действия направлены не только на лишение и уничтожение целого ряда прав и обязанностей служителей РПАЦ перед прихожанами, но, и перед обществом и Богом. Здесь ещё речь идёт об использовании должностными лицами органов власти своих служебных полномочий, вопреки требованиям основ конституционного строя, в нарушение прав и обязанностей священнослужителей, прихожан и самого Бога.

Совершенно очевидны объективные признаки злоупотребления, так как поданные исковые заявления в количестве 15 штук в Арбитражный суд Владимирской области, свидетельствуют об использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, а также в противоречии основ конституционного строя, прав и обязанностей священнослужителей и прихожан. Тем более, основы конституционного строя говорят о том, что "Российская Федерация – светское государство".

Корр.: Да, но по словам священнослужителей, во многих регионах страны начиная с 2000 года храмы уже были переданы РПЦ, на основании чего?

В.В.Степанов: На основании беззакония, узаконенного властью.

Если исследовать действия в других регионах России, при которых были отчуждены несколько десятков храмов, в том числе построенные на деньги РПАЦ, а в последующим переданы в Московскую патриархию, то это однозначно подтверждает противоправную деятельность всей государственной власти. А её участие в этом деле очевидно.

Эти действия подпадают под признаки состава преступления предусмотренного ст. 357 (геноцид) в том числе и с применением статьи 30 УК РФ (приготовление к преступлению и покушение на преступление).

Корр.: Как бы Вы прокомментировали конфликт между Московской патриархией и Российской Православной Автономной Церковью?

В.В.Степанов: Как следует из СМИ, Московская патриархия относится к сергианскому направлению, которое далеко не всеми приветствуется.

Названное так по имени митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского), опубликовавшего в 1927 году "Декларацию", говорящую о лояльности и преданности Русской Православной Церкви советскому правительству. И негласно, РПЦ сразу же разделилась на последователей Митрополита Сергия, которых стали называть "сергианами" и его противников – "катакомбниками".

А так как каноны Церкви воспрещают подчиняться светской безбожной власти, то считается, что РПЦ утратила преемственность. Всё-таки духовность жизнедеятельности общественных отношений имеет личностный характер поведения, завязанный на ценностях истории с переходом в культуру. И отступление от истории общества, от ценности культуры предков, не ведёт к доброте, человечности, нравственности и бесспорно к истине, что противоречит природе человека, не допускает к первоосновам внутреннего мира православного и тем более к христианству.

То есть по сути, сергианство привело к тому, что к 2008 г. РПЦ давно уже перестала быть Церковью, Телом Христовым, а превратилась в одно из многих светских государственных учреждений. Люди становятся священниками МП как любыми другими специалистами – один становится инженером, другой – учителем, третий – врачом и т.д. Но как эти специальности не имеют отношения к Церкви Христовой, так не имеет к ней отношения и "духовенство" МП.

И связь РПЦ со спецслужбами, она исторически прослеживается. Назначались патриархи властью. В 1943 году во время войны с Гитлером, когда Сталин решил использовать престиж РПЦ в этой войне, Митрополит Сергий был назначен Сталиным Патриархом. А для надзора за РПЦ был приставлен чекист Карпов, до этого времени занимавшийся расстрелами духовенства, отправкой их в лагеря. Последующие патриархи – Алексей и Пимен – также назначались ЦК КПСС и КГБ, как и остальное "духовенство". Теперешний патриарх Алексий II, как пишет СМИ – майор КГБ.

Таким образом, марксистско-ленинская доктрина о том, что "религия является опиумом для масс", сознательно проводится в жизнь оперативниками МП.

То есть, конфликт между МП РПЦ и РПАЦ имеет глубокие исторические корни. Немаловажным здесь является понимание самой культуры религиозного православия и христианства в России, которое осуществило представление о личности человека, как о единстве человеческого и Божественного, что подтверждается двоеперстием на иконах, фресками в храмах и сохранившимися религиозными обществами, идущими до Никона. Это подтверждается историей, культурой и другими обстоятельствами. Это позволяет каждой личности найти Бога внутри себя, при условии понимания физического, душевного и духовного поведения с научной точки зрения.

С другой стороны именно это свидетельствует о противоправных действиях должных лиц органов власти и не выполнении порядков светского государства, поскольку не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной сергианское направление (1943 г.), поскольку допуск к духовной жизнедеятельности человека происходит от истории общества к культуре, а значит, ведёт к человечности, нравственности, истине, соответствует эталонам человека, допускает к основам внутреннего мира православия и христианства.

Корр.: Как правозащитник, как бы Вы в целом прокомментировали конфликтную ситуацию и можно как-то прогнозировать исход дела?

В.В.Степанов: Всё свидетельствует о том, что Администрация Президента ничего не хочет делать, считает, что лишение прав на религию и обязанностей перед прихожанами, обществом и Богом – это закономерные решения (действия). А это – незаконно. Мы не должны допустить, что храмы уйдут. Мы должны принудить чиновников и государственную власть при Президенте Путине В.В., и.о. Президента Медведеве Д.А. выполнять свои обязанности надлежащим образом и идти в линию истории, культуры Святой Руси. Это будет правильно с точки зрения закона, морали и нравственности.

Все материалы дела подтверждают действия, совершаемые должностными органами власти, их намерения – уничтожить РПАЦ, что подпадает, согласно статье 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, под геноцидом понимаются действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично какую – либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу, как таковую. И далее, эта конвенция и её пункт с) гласит: предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение.

Надо отметить, что геноцид всегда является, независимо от того, совершается ли он в мирное или в военное время, тягчайшим международным преступлением, нарушающим целый комплекс прав человека. По объекту преступления Уголовного кодекса РФ, который полностью соответствует тексту Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него. Статья 357 УК РФ 1996 года гласит: "полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы".

Корр.: Как Вы думаете, почему права человека в России так запросто всегда попираются?

В.В.Степанов: Я думаю, что это следствие существующей кризисной системы государственной власти, с приходом в неё работников спецслужб, которая связана только с удержанием власти и со временем тоталитарной эпохи. Однако, основная причина этого кризиса, на мой взгляд, заключается в отсутствии в России такой правящей элиты, которая всегда могла бы принимать положительные решения в интересах прав и свобод своих граждан, без коррупции и криминализации общественных отношений, без корыстных целей...

Подписаться на RSS-ленту новостей