Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

Понедельник, 14 Апреля 2008

Романова Е. "Политика Церкви — спасение души"

Обзор прессы: «Перископ Владимир»

Месяц назад к нам в редакцию обратились прихожане Цареконстантиновского храма в Суздале. Верующие попросили помочь — чиновники решают судьбу православного храма за их спиной, и прихожане рискуют быть выгнанными из возрожденных ими и намоленных церквей. А на днях в арбитражном суде Владимирской области прошло предварительное судебное заседание по этому вопросу. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле были привлечены Госцентр по учету, использованию и реставрации памятников истории и культуры и инспекция по охране объектов культурного наследия Владимирской области. Чтобы разобраться в ситуации, встретиться с прихожанами и духовенством храма, мы отправились в Суздаль.

По ком не звонит колокол

Мы встретились с Сергеем Константиновичем Моченовым, адвокатом, который защищает интересы Суздальской епархии и прихожан Цареконстантиновского храма, и попросили его объяснить, насколько правомерны требования отдать храм и кто их предъявляет.

— Права на храм заявило территориальное управление Росимущества по Владимирской области, — рассказывает Сергей Константинович. — Представители именно
этой организации обратились в арбитражный суд с иском к Суздальской Епархии Российской Православной автономной Церкви об изъятии используемых ею памятников истории и культуры, находящихся как в городе Суздале, так и в Суздальском районе.

Поводом обращения в суд послужили неточности в наименовании юридического лица, которому ранее памятники истории и культуры передавались в пользование. Дело в том, что в некоторых документах в названии вместо слово «автономная» присутствует утратившее актуальность определение «свободная» или «зарубежная». Так вот, спор о принадлежности храмов был затеян на основании того, что охранные договоры (документы на право владения) были переданы организации, которой уже не существует.

Но дело в том, что в имеющихся у Суздальской Епархии охранных договорах прописано то, что памятники передаются в БЕССРОЧНОЕ БЕЗВОЗМЕЗДНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ.

Используя те же неточности, территориальное управление Росимущества по Владимирской области утверждает, что Суздальская Епархия юридически не является преемником организации, в пользование которой отдавались храмы. Сейчас мы как раз и пытаемся эту преемственность доказать, предоставив суду имеющиеся у нас документы.

Сергей Константинович указывает на несколько увесистых папок, лежащих на краю стола.

— А чисто по-человечески, не от лица адвоката, мне хочется сказать следующее, Обидно, что государство в лице уполномоченных органов решает такие вопросы не путем устранения неточностей в наименовании организаций, а путем изъятия храмов из владения. И не обращает никакого внимания на то, что все храмы являются действующими.

Бесконечные проверки

Затем мы поехали на встречу с главой Суздальской Епархии владыкой Валентином, чтобы узнать как могло получиться так, что один из самых старых приходов Суздаля может лишиться здания церкви

— Драматичные события сегодня развиваются по уже знакомому сценарию, — рассказывает владыка Валентин. — Около десяти лет назад, используя неточности в документах, чиновники хотели отнять церковь в селе Павловском. Но тогда общими силами храм удалось вернуть. Сегодня, предъявляя точно такие же претензии по документам, чиновники пытаются отнять кафедральный Цареконстантиновский собор. Сложная ситуация складывается вокруг еще четырнадцати суздальских храмов.

— Владыка, скажите, а с чего начаяййа все это имущественные споры?

— Два года тому назад к нам прислали комиссию с проверкой. Проверили, написали отчет, что храмы находятся в хорошем состоянии. Но кому—то результаты проверки не понравились — следом направили вторую комиссию. Та была уже более сдержанна в выражении восторгов. Начались разговоры о том, что не все в порядке с документами. Подключили прокурора города Суздаля — господина Морковкина, состояние дел в храмах оценили как удовлетворительное. Следом — проверка документов по всем храмам нашей епархии. А через некоторое время пришло письмо из владимирского территориального управления Росимущества, в котором говорилось, что храмы надо изъять.

— В чем, по вашему мнению, причина того, что комиссия так придирчиво изучает документацию именно ваших храмов? Можно ли с уверенностью утверждать, что здесь не обошлось без «подводных течений»?

Этот вопрос надо задавать тем, кто хочет отсудить у нас храмы. Но доля истины в вашем вопросе есть, И на духовенстве, и на прихожанах сказывается мое нежелание превращать церковь в плацдарм для раскручивания политических персон, Из-за твердого убеждения в том, что церковь должна быть свободна от политики, я в свое время ушел из подчинения Зарубежной церкви, когда у нее появился влиятельный покровитель, широко известный в узких кругах своим пристрастием к фашизму. Меня просили смириться, мол, не беда, что фашист, зато он хочет спасти Зарубежную церковь. Мой ответ был таков: во-первых, церковь не нуждается в том, что бы ее кто-то спасал, во-вторых, у церкви должна быть одна политика – спасение души.

Сначала — возьмите храмы, потом — отдайте...

Многие считают, что трудности преследуют владыку Валентина за стойкость в своей религиозной позиции и неумении идти на компромисс. Он и сейчас подчеркивает свое отрицательное отношение к объединению церквей.

— В своем стремлении к глобализации мы дошли до того, что первоиерархи Православной Церкви ездят служить вместе с представителями других неправославных конфессий. Московская Патриархия бъединилась с Зарубежной церковью. Лично мне такая дружба непонятна. Я считаю, что в случае, когда ни одна из сторон не признает свои, так сказать, заблуждения, мусором, храмы, которые несколько десятилетий простояли без крыши, потому что старая деревянная сгнила, а до новой ни кому не было дела. Тогда, в годы постсоветской смуты, мои прихожане мирились с безденежьем, но продолжали жертвовать средства, чтобы спасти памятники от разрушения. Я и сам тогда ходил с протянутой рукой, ведь я знал, что если мы не сохраним храмы, этого не простит нам ни Господь Бог, ни история.

Каждый камень в наших храмах выстрадан и вымолен пожилыми больными людьми. Да я и сам уже далеко не молодой и далеко нездоровый... Представьте, что было с нами, когда мы узнали, что можем лишиться этих стен! Я уже говорил, что в вопросах веры я максималист. И, как многие люди не могут без воды и пищи, я не могу терпеть, когда наступают грязным чиновничьим сапогом на белоснежную скатерть человеческой души. Поэтому и я, и моя паства намерены биться до последнего.

Собаки на сене

Подавляющее большинство Суздальцев — прихожан Цареконстантиновского храма — вторят словам владыки Валентина. Говорят, что грудью встанут, но не допустят, чтобы у них отняли храм.

— Вся жизнь, считай, в этой церкви прошла, — говорит старушка в поеденном молью пальто. – Мы сюда и иконы отцовские несли, и стены здесь белили! Как они хотят нас отсюдова выгнать? Мы никуда не уйдем!

К нам тут недавно какой-то священник подошел и говорит: «Что же вы переживаете? Вас отсюда никто не выгонит». А мы ему так и сказали: «Мы здесь без владыки не останемся, если его не будет, то и нас не будет!»

Старушки удивляются: зачем государству столько храмов?

— Вона! По всему Суздалю закрытые храмы стоят. И если этот отберут, то и его закроют. А что это за храм, в котором молиться нельзя?!

— Да что в Суздале, — вклинивается в разговор женщина лет сорока. — В Семеновском, в Лопатницах, в Торчино, в Мордыше — по всему району разрушенные храмы стоят... Где есть действующие — в Павловском и Борисовском – так те обязательно Валентиновы храмы...

— А остальные никто ремонтировать не хочет. А забирать — это они — пожалуйста! Совести у людей нету, хоть бы пост переждали, ведут себя, как собаки на сене.

Старушки кутаются в платки на прохладном ветре, грустно оглядываются на храм и расходятся. Ко мне, опираясь на палочку; подходит сгорбившаяся в три погибели бабушка:

— Ты, дочка, напиши, как Библия говорит: "Всякий благочестиво жити хотящий гоним будет..." — она щурится на яркое апрельское солнце и, перекрестившись, идет догонять подруг.

Екатерина РОМАНОВА

СПРАВКА «МК». Сегодня в России действует более десяти православных организаций, автономия которых заключается в том, что они не подчиняются Московской Патриархии (главной религиозной организации страны). Русская Православная автономная Церковь (РПАЦ) насчитывает 15 храмов в городе Суздале, 6 — в Суздальском районе. Глава Суздальской Епархии, митрополит Валентин, в Суздале с 1973 года. Был депутатом горсовета, содействовал тому, чтобы Суздаль и немецкий Ротенбург-на-Таубере стали городами-побратимами. В начале 2000-х был избран почетным гражданином города Суздаля. Написал несколько книг по истории города. На его счету 17 (!) восстановленных из руин и 4 заново построенных суздальских храмов.

«Перископ Владимир», № 41, 10 апреля 2008

Подписаться на RSS-ленту новостей