Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

Четверг, 02 Февраля 2012

Дань памяти Митрополиту Валентину

Нью-Йорк
22 января 2012

С болью в сердце и слезами на глазах я пишу эти несколько слов в дань памяти нашему усопшему иерарху, дорогому и любимому митрополиту Валентину. Было бы преуменьшением сказать, что я глубоко опечален огромной утратой, которую понесла наша Церковь. Мне не достает слов, чтобы описать этого удивительного человека, блистательного иерарха, столпа Православия. Значение утраты митрополита Валентина к сожалению не может быть даже представлена нами, кто наблюдает за РПАЦ с безопасного расстояния, как это делаем мы, находясь на безопасном удалении, в США.

Я встречался, наблюдал, слушал многих архиепископов в своей жизни, но никто не производил на меня такого впечатления как митрополит Валентин. В этом человеке я видел поистине редкие качества – он был человек глубоких убеждений, беззаветно преданный борец за православие, истинный и заботливый пастырь, верующий, живший по своим же словам и проповедям, бескомпромиссный иерарх, порядочный человек, благодарный и благодатный. Я говорю все это по личному опыту. Он был поистине очень серьезным человеком, который осознавал тяжесть его положения, и тем не менее во время легких моментов зачастую демонстрировал очень личностные и приятные стороны своего характера, полные радости, уважения, гуманности и да, юмора. Опять же, я говорю по личному опыту.

Митрополит Валентин был человеком, обладавшим особым качеством, которое привлекло меня в нем при первом же нашем знакомстве. Это было вскоре после того, как о.Владимир Шишков понял махинации РПЦЗ и попытки объединиться с самозванцами из МП и начал проводить богослужения на Стейтен Айланде, штат Нью Йорк. Именно там, в скромной церкви св. Николая я впервые увидел владыку Валентина и услышал его проповедь. Помню, как я был тронут, когда видел этого импозантного человека, прибывшего из огромных просторов России и служившего Божественную литургию в совсем неторжественной крошечной подвальной часовне. Я удивляюсь сейчас, как удивлялся и тогда, как глава Российской церкви, из огромных и украшенных соборов родины прибыл служить литургию в бедную и непримечательную часовню в Америке. Я полагаю, что это дает некоторое понимание души этого удивительного человека, который ради Христа и Его Церкви не имел эго и земных амбиций. Мое восхищение и уважение к нему только выросли во время относительно короткого периода, пока мы были знакомы. Я хорошо и ностальгически помню те дни, когда среди нас были епископ Антоний (Граббе), протопресвитер Владимир, матушка Анастасия, игумен Герасим, и конечно же наш митрополит. К сожалению, тех дней уже не будет. Один за другим, эти истинные верующие покинули нас, и, к сожалению, теперь и глава нашей Церкви также отошел в Царство Божие.

Я с радостью вспоминаю визиты владыки в Соединенные Штаты. Каждый раз, когда он приезжал, это было так как будто мы знакомились с ним впервые. Каждый его приезд предварялся долгим радостным ожиданием, время, что он был с нами, было временем радости, временем подъема нашего духа. Я вспоминаю его присутствие на погребении владыки Антония и отца Владимира, я вспоминаю поездки в Джорданвилль, и, разумеется, я вспоминаю его визиты в мой дом. Я чувствовал себя особенно благословенным от того, что такой иерарх посетил мой скромный дом, и освятил его своим присутствием.

Митрополит скончался, его жизненный путь завершен и нам остались воспоминания о нем. В то же время, мы остались наедине с серьезной ответственностью. Ответственностью в том, чтобы следовать пути владыки, неизменно следовать православию, ответственность почитать его в смерти, как мы почитали его при жизни, помнить его и молиться за него как он молился и заботился о нас, оставаясь в живых. В данный момент я могу только догадываться о том, какие мысли сейчас исходят из голов тех, кто клеветали на него, потворствовали гонениям на него, предавали его, обманывали его, оставляли его, или же просто воровали что могли из его духовного дворца и переходили на более легкие и удобные положения. И насколько я понимаю, было довольно много тех, кто предал его во время его подъема на Голгофу. Я надеюсь что это – мысли горечи, покаяния и печали. Я надеюсь это мысли вины схожие поведению св. апостола Петра после отвержения Господа. Ибо предательство – это бесчестие, предательство есть зло и предательство наказуемо Всевышним. Я надеюсь, что эти мысли ведут к пролитию слез ради несправедливости по отношению к Божьему человеку, который страдал до самого своего конца. Превозносить его в надгробном слове, распиная его при жизни помимо лицемерия еще и немного поздно.

Никто не знает, как и когда придет Антихрист. И неизвестно, как много людей смогут узнать его, когда он придет потому, что он явится как благодетель человечества. В данный момент только одно можно сказать с уверенностью. Все движения по направлению к союзу и объединению среди народов и «церквей», все эти компромиссы, всё единство человечества, постепенно проходящее под катком технологической культуры, мостят дорожку к приходу Антихриста. Это развитие человечества, в соответствии с критериями мира, прекрасно. Но в соответствии с христианскими критериями это развитие, ведущее к разрушению. Митрополит Валентин работал всю свою жизнь, дабы отвести это разрушение. Он отказался от своего комфортного жития, дабы активно и неустанно стяжать спасение души, его предавали и обманывали, но он никогда не терял своего направления, на него клеветали, но он реабилитировался, его избивали и пытали но он не сдавался, он был изгнан из его храмов потомками большевиков и фарисеев МП но он не кланялся безбожным господам его гнали но он никогда не сдавался в борьбе за Христову Правду и Истинную церковь, он страдал, но терпел, он никогда не выбирал легкий путь ради удобства и комфорта, он был иерархом, каким был никто в эти годы апостасии. Он был маяком, во мраке и холоде, где верные в отчаянии могли найти надежду достичь тихой и духовной гавани. Российская православная церковь добавила еще одного верного слугу к бесконечному списку достойных иерархов и священнослужителей, которые заплатили дорогую цену за противление безбожному режиму. Когда в прошлом веке с приход атеизма поразил мученические земли России, множество просвещенных и славных иерархов стали примерами, сияющими примерами личной жертвы, отказа от личных интересов и выдержки. Митрополит оставался достойным (Axios) до самого конца, он был самым достойным потомком славного Российского православия. Даже в пожилом возрасте и при слабом здоровье он всегда шел по пути православия, не отклоняясь несмотря на огромное давление, физические угрозы, клевету и насмешки, которые его враги использовали против него, дабы вынудить его сдаться и вступить в синагогу самозванцев и еретиков.

Я благодарю Господа за дарованную мне честь быть лично знакомым с таким иерархом, я благодарен за возможность быть свидетелем того, как истинный христианин несет крест Христов, за возможность заглянуть в жизнь российского священства, которое вынуждено жить в безбожном государстве и терпеть гонения последние сто лет. Я также благодарен возможности посетить Суздаль в прошлом сентябре и провести неделю с митрополитом, отпраздновать с ним Крестовоздвижение, стать свидетелем его борьбы за выживание в открыто враждебной среде, радоваться его гостеприимству, но более всего его благословению. Эти воспоминания всегда будут со мной.

Прощаясь с нашим дорогим митрополитом, я молюсь ко Господу, дабы священный синод избрал нового митрополита который будет стоять в истине так же твердо и смело как и усопший митрополит. Пусть сонм ангелов и святых придет на помощь Российской православной автономной церкви дабы преодолеть организованное гонение со стороны государства и его сторонницы в лице МП.

Да дарует Господь Бог ему место во Святых своих, вместе с царем мучеником Николаем, св. Патриархом Тихоном и всеми новомучениками святой России.

Антоний Скевас

Подписаться на RSS-ленту новостей