Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

Воскресенье, 26 Августа 2007

Если Церковь перестанет говорить и свидетельствовать об истине, она перестанет быть Церковью

Интервью Митрополита Суздальского и Владимирского Валентина, Первоиерарха Российской Православной Церкви

СЕВ: Ваше Высокопреосвященство, как Вы оцениваете современное положение Зарубежной Церкви митрополита Лавра?

Митрополит Валентин: Можно сказать кратко — чего хотел Лавр, то и получил. Суды за судами, и дальше это будет продолжаться. Скорее всего, Митрополита Лавра скоро заменят на более деятельного митрополита.

СЕВ: Ваше Высокопреосвященство, сейчас появилась заслуживающая доверие информация, даже выпущена на Западе книга, разоблачающая роль агентов КГБ в русской эмиграции. Скажите, Вы, когда перешли в Зарубежную Церковь в начале 90-х, знали или предвидели, что все закончится так печально?

Митрополит Валентин: КГБ делало все для развала и уничтожения Зарубежной Церкви. Но я не думал, что после падения коммунизма и развала СССР его деятельность будет продолжена, и, как оказалось, в угоду Московской патриархии. Уже вскоре после нашего перехода и моего рукоположения как будто случайно, но на самом деле запланировано, произошли известные провокации с «Памятью», затем посыпались письма в Синод против меня с обвинениями в разных грехах, и до и после моей хиротонии. Да и моя хиротония состоялась лишь благодаря твердости и мужеству Митрополита Виталия, который тогда еще был в здравом уме и мог понимать, что КГБ будет работать против всех в России, кто переходит к ним, в РПЦЗ. Позже когда началась вся эта каноническая сумятица в Синоде, скандалы с еп. Варнавой и прочее, мы в Суздале, сопоставляя факты, стали понимать, что в Синоде что-то не так. Мы чувствовали, что там есть какие-то влияния знакомой нам в России структуры.

СЕВ: А что из себя представлял тогда Зарубежный Синод?

Митрополит Валентин: Хотя Зарубежную Церковь продолжал возглавлять Митрополит Виталий, однако ключевую роль в Синоде играли три лица — Преосвященные Марк, Лавр и секретарь Иларион. Официально Синод был против любых контактов с МП, и все решения, принятые под руководством Митрополита Виталия, были резко против МП. Тем не менее подспудные течения имели место. Опубликованная переписка между Митр. Виталием и Еп. Марком красноречиво говорит о том, что Епископ Марк Берлинский давно стремился к контактам вопреки воле Епископата РПЦЗ. Лагерь противников контактов занимали тогда два Антония: Антоний Лос-Анжелосский и Антоний Сан-Францисский.

В Синоде большинство архиереев были старой зарубежной закалки, но они были очень стары. Как-то раз я приехал в Синод и меня встретил швейцар, который стал говорить мне: Владыка, зачем Вы сюда приехали?! Здесь у нас стардом, их всех нужно давно уже отправить в Новое Дивеево, то есть на кладбище! Но главную роль в Синоде играли, как я уже сказал, молодые преосвященные Марк и Иларион. Именно они и стали главными двигателями подчинения Зарубежной Церкви Московской патриархии. А им противостоял фактически один человек — Митрополит Виталий. Но Митрополит был мягкого характера, и легко поддавался требованиям Марка, особенно после того, как он на него кричал.

СЕВ: Владыка, недавно епископ Агафангел в своем Обращении к пастве указал, что в Зарубежном Синоде кое-кто занимался фальсификацией соборных документов в духе сближения с МП. Вы замечали что-то подобное когда-нибудь?

Митрополит Валентин: Да, владыка Агафангел прав, и я могу подтвердить это. Я был членом Синода РПЦЗ, и несколько раз присутствовал на заседаниях. Как правило, в протокол вносились не только все обсуждаемые вопросы решения и постановления, но и реплики. Однако секретари Синода не могли физически подготовить Протокол заседания к подписанию сразу же, и архиереи разъезжались до того, как он был готов. На следующем заседании сначала предлагалось подписать протоколы предыдущего заседания. Когда задавали вопрос: нужно ли зачитывать протокол, преосвященные Лавр, Марк и Иларион сразу же говорили: «Нет, не нужно», и епископы ставили подписи, не читая. Никто не замечал, что за это время в протокол были внесены изменения. Например, там, где сначала было написано: «Постановили: не начинать контактов с Московской патриархией», в последней предложенной на подпись версии «не» было убрано, и стояло: «Постановили: начать контакты с Московской патриархией». Протоколы Синода не публиковались, и обнаружить фальсификацию могли лишь сами архиереи, которым они выдавались, а также Секретарь Синода епископ Иларион и служащие синодальной канцелярии.

Для чего всё это делалось? В 90-х годах, когда Марк Берлинский ездил в Россию и встречался с патриархом и советскими архиереями, Митрополит Виталий тогда единолично вывел его из состава Синода и запретил в священнослужении. Но вскоре все прещения были сняты, поскольку еп. Марк сослался на постановления Синода РПЦЗ, где черным по белому, со всеми подписями было написано: «начать контакты с МП». Когда архиереи хватились, они вдруг обнаружили, что действительно подписали такой протокол.

СЕВ: В том же Обращении владыка Агафангел высказал пожелание, чтобы на будущем Всезарубежном Соборе были пересмотрены все ошибки и нарушения, сделанные Синодом РПЦЗ с конца 90-х.

Митрополит Валентин: Что ж, это очень здравая мысль. Только если пересматривать деяния Зарубежной Церкви, то начинать нужно не с конца 90-х, а с начала 90-х, когда Синод незаконно сначала отправил на покой меня и Вл. Лазаря, потом, после примирения на Леснинском соборе в 1994 году Синод сам отменил решения Собора (подумать только, Синод отменил Собор!), и нам с Преосвященным Лазарем пришлось отделиться административно. Нужно вспомнить и беззаконное «лишение» Зарубежной Церковью меня священного сана, без всякого суда и одновременно с Московской патриархией. Кстати этот акт был отменен Митрополитом Виталием осенью 2001 года в Мансонвилле, как он и дезавуировал свою подпись под письмом сербскому патриарху Павлу, но в опубликованном РПЦЗ(в) документе этот пункт просто преступно вычеркнут. Нужно вспомнить и установление общения с Синодом Противостоящих митрополита Киприана в ноябре 1994 года, хотя в июле того же года на Соборе в Сан-Франциско, когда прославляли во святых святителя Иоанна Шанхайского, несколько архиереев выразили сомнение в его православности, а еп. Григорий Граббе даже написал особый доклад об этом. Много чего можно и нужно пересмотреть. Если группа Епископа Агафангела заявляет о своей верности именно курсу прежней РПЦЗ, то нужно отказаться, осудить все то, что противно православному учению и канонам, на чем и стояла РПЦЗ.

СЕВ: Владыка, а Вы не боитесь, что за такую непримиримую позицию вас и РПАЦ просто сотрут в порошок?

Митрополит Валентин: Мы должны говорить правду всегда! Если Церковь перестанет говорить и свидетельствовать об истине, она перестанет быть Церковью. Вот этого нужно бояться. Боялся ли маленький Давид Голиафа? Нет, так как Бог был за него. Я езжу по приходам, общаюсь с верующими. И мы все согласны в том, что нужно идти исповедническим путем до конца, и если случиться, то и умереть за это. Сейчас опять начинается на нас давление. Мне звонят, угрожают. По телевидению на всю страну меня и всю Церковь обзывают, клеймят чуть ли не «врагами народа», врагами России. Вот канал ТВЦ показал про нашу Церковь передачу под названием «Захватчики в рясах». Сейчас известно, что эта передача была сделана по заказу «Единой России» и проплачена Московской патриархией на Третьем телеканале, который патриархия и содержит. А показали ее на ТВЦ, так как во Владимирской области Третий канал не все принимают. Какие мы захватчики, какой храм мы захватили? Это абсурд. Наоборот, Московская патриархия отнимает, захватывает у нас переданные или построенные нами храмы. Это было и в Ногинске, и в Обояни, в Воткинске, в Кидекше, Железноводске. Недавно вот была очередная «ДЕМОНстрация»: НТВ привезло (или МП прислала) в Суздаль группу ряженых под казаков наемников. Они кричали у нас под окнами Синодального дома: «Сектанты, вон из России!» и это снимали на видеокамеры. Но мы уже привыкли к этому. Гораздо хуже то, что в России начинаются серьезные проблемы с демократией, со свободой совести, свободой слова. Готовят какие-то изменения в Закон о свободе совести. Я думаю, что многие в России чувствуют, что начинается возврат ко временам советской диктатуры. Это беспокоит больше всего.

СЕВ: Владыка, в чем Вы видите смысл существования такой маленькой Церкви как РПАЦ?

Митрополит Валентин: Все смыслы ведомы одному лишь Богу. Наше дело — молить Его о прощении, каяться, спасать свою душу и свою паству так, как заповедано Господом нашим Иисусом Христом, Святыми Отцами и Соборами. Этот путь неизменен. В Евангелии сказано, что Царствие Божие подобно горчичному зернышку, очень маленькому. Его сеятель сажает, и не знает, будет ли из него плод или оно погибнет. Только Бог знает. Наше дело — спасать свою душу, и через это свидетельствовать правду Божию. Мы чужды политике. Господь Сам приведет тех, кого Он знает. Ведь если священник захочет жить по совести до конца, исполнить буквально евангельское и апостольское учение, он будет молиться и уклонится от зла, выйдет из ложной церкви и придет в Истинную. Но скажу, что путь этот, исповедничества Истины в этом лживом мире, очень прискорбен и суров. Часто люди не выносят скорби и печали, соблазняются и возвращаются назад. Многие даже не хотят вступать на него из-за «неудобств». Сластолюбие, стремление к комфорту — это неистребимое зло человечества.

СЕВ: Значит, вы готовитесь к катакомбному существованию?

Митрополит Валентин: У нас большинство приходов катакомбные, незарегистрированные. Я вышел из катакомб и, по всей вероятности, нам с верующими придется вернуться в Катакомбы, если будут продолжаться такие безобразия, какие творятся сегодня.

СЕВ: Спасибо, Владыко!

26 августа 2007 года
г. Суздаль

Подписаться на RSS-ленту новостей