Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

Четверг, 01 Ноября 2007

Гумерова Л. "Почему вы лишаете людей Чуда?" К 10-летию мученической смерти Хосе Муньоса

К 10-летию мученической смерти брата Хосе Муньоса (†18/31 октября 1997 г.)

Хранитель Мироточивой Иверской Иконы Богоматери чилиец Хосе (Иосиф) Муньос Кортес посвятил свою жизнь русским людям, делу строительства и укрепления Зарубежного Православия. Воистину был всем надеждой и опорой, никогда не отказывался помочь. Думаю, не найдётся никого, кому бы Хосе был невнимателен. Потому что был он бесконечно добрым и удивительно отзывчивым человеком. Оплатили ли мы сполна Долг Памяти перед ним? Как и чем отблагодарили Бога и Его избранника за "величайшее чудо XX-го столетия", верой и правдой безотказно служившее нам без малого 15 лет?

Может быть, порадели усердным покаянием или великими трудами? Например, построили храм в честь Иверской Монреальской Иконы или открыли прекрасный мемориал на месте начала чуда мироточения? Может сделали из квартиры Иосифа музей? Возвели памятник в Афинах, на месте страданий и убиения верного хранителя Чуда? Или часто посещаем его могилу в Джорданвилле, бережно собираем материалы и свидетельства о его житии, устраиваем выставки? Нет. Зато сколько распущено низкой клеветы, лжи, сколько порой ненависти, замалчивания Миссии. Стыдно сказать – не отслужено ни одной панихиды-на-крови за 10 лет! Немыслимо, чтобы кровь убиенного праведника до сих пор была духовно не омыта на месте преступления! Какое неуважение Иосифу, какое перед Богом кощунство! И каких таких милостей, какого такого "канонического благоустроения" в Церкви мы ожидали? Всё развалилось – и не могло иначе быть. В каком состоянии сегодня находится наша совесть и наша правда, в таком именно состоянии находится сегодня и сама Зарубежная Церковь: в плачевном.

А что же всё-таки было за 10 лет сделано, что проявилось, открылось и произошло за это время?

В 1998-м году "уничтожена" (выражение о. Виктора) четой Потаповых квартира мученика. Сейчас там живут канадские студенты, которые понятия не имеют ни о Чуде, ни о Хосе. Всё имущество избранника находится в Такома Парке в Вашингтоне, я и мой муж свидетельствуем, что своими глазами видели всё 10-го августа 1998-го года, находясь в доме Потаповых – они сами нам всё и показали. В то время мы ещё были их прихожанами. Сознательно укрывается завещание гражданина Канады, которое Хосе с таким тщанием несколько месяцев составлял, чему были и есть многие свидетели (его мать и родственники, Дэвид Куннингхэм, с которым Хосе делил квартиру в Монреале и которому доверял многое; отец Пётр Перекрёстов, отец Феофилакт Клаппер, друзья Хосе, имена которых я могу привести.)

Имеется крест на могиле, поставленный на деньги самого Хосе. В его сейфе в Монреале, на улице Гилфорд, 801, хранилось "НЗ": подаренные балериной Императорского Театра Воронцовой $30.000; хранились и другие ценности и камни, которые присылали люди в благодарность за чудо, – всё это бесследно исчезло. О сейфе, ценностях и деньгах узнала от Алексея, Ксении Волковых, Тамары и Александра Педенко и Анны, Анатолия и Людмилы Рунцевой. Об ограблении квартиры, вскрытии сейфа и исчезновении всех святынь и мощей свидетельствовал также и Дэвид Куннингхэм, который неоднократно звонил Волковым, прося срочно приехать в Монреаль, так как квартиру, в его отсутствии, хорошо осведомлённые злоумышленники сразу после убийства открыли и вынесли все ценности, мощи и святыни, которые Хосе собирал всю свою жизнь и по всему миру.

Об этом же самом свидетельствовали соседи Хосе, Джульетта (Juliette Trolio) и Дениз, с которыми я встречалась в марте 2002-го года.(Rix Rax Store, 801 Rue Gilford). Вскоре после убийства и ограбления квартиры, в декабре 1997-го года сгорел Свято-Николаевский храм в Монреале, самый большой в Зарубежной Церкви. Кроме вратарной иконы Святителя Николая, сгорело абсолютно всё.

Поминок как таковых не было. Похоронами в Джорданвилле руководил лично Потапов; во всяком случае Алексей Волков, один из близких друзей Хосе, по всем вопросам обращался именно к нему. В Джорданвилль о.Виктор на похороны не приезжал, а "давал указания" из Вашингтона. Что касается матушки Потаповой, она была и в конце этого события, праздника – когда люди выходили из храма с просветлёнными лицами и слезами на глазах, стояла в дверях и говорила клирикам одну и ту же фразу: "митрополит убил Хосе".

Имеется загадочная и внезапная смерть матери Хосе, Марии Кортес, которая приехала 24 октября 2000 года в Вашингтон на 3-ю Годовщину Подвига сына из Сантьяго. Она имела также своей целью вскрыть завещание и забрать часть имущества. Моя семья и лично я – мы были около неё все 47 дней её пребывания в США и свидетельствуем, что она приняла Православие через миропомазание в госпитале Графства Хауард 18-го ноября 2000-го года. Затем 3 раза причастилась Святых Христовых Таин и соборовалась. Отец Василий Науменко, джорданвильский старец, читал на отход ея души молитвы и Псалтирь. Всё было готово к похоронам в Джорданвилле, и уже был куплен участок земли.

Однако, отпевать маму Иосифа, кроме единственного отца иеромонаха Романа Крассовского, который ждал в Джорданвилле и готовился к отпеванию, зарубежные батюшки, все до одного, почему-то дружно отказались. Мы звонили и в Синод, и в храм Михаила Архангела в Нью Джерси, и в Ново-Дивеево и в другие церкви. Взывали к их совести ради Христа, ради памяти убиенного мученика, но от всех услышали одно и то же: "простите, никак не получается!" Отпевание священниками Американской Церкви, отцами Дуэйном Джонсоном и Реем Валенсия, тоже было сорвано, опять-таки Потаповыми, которые буквально ворвались в похоронный дом, набросились на стоящих у гроба и всех до одного, включая маленьких детей, выгнали, толкая кулаками в спину! Цветы, венки, иконы, свечи – всё было безжалостно вышвырнуто на снег, уничтожено. А стоило это нашей семье немалых денег (оплатили все услуги в похоронном доме, купили гроб, заплатили за транспорт и все венки и букеты, из прекрасных свежих цветов) Бог Свидетель, сделали всё, чтобы исполнить последнюю волю матери Хосе. В конце всей этой истории, с её приездом в Америку, не то что "не осталось средств и сил", но чудом каким-то остались живы – такие испытали на себе ужасающие по своей силе, сметающие всё на своём пути потоки безумной ненависти и насилия, как если бы вдруг довелось встретиться с самим "главным архитектором" и его свитой.

Потапов бесчеловечно разрушил все труды и усилия, манипулируя так называемым "правом" Анжелы, "дамы из Майями", которая ни разу не навестила мать в больнице и даже отказалась посмотреть на последние её фотографии. За 47 дней ни она, ни о. Виктор, ни матушка ни разу не позвонили и так и не появились в больнице, хотя задолго были осведомлены о приезде матери мученика, как и о том, где она находится.

Итак, начались кощунственные судилища, разбирательства и интриги. Отвратительно и больно было видеть нелепую возню, чтобы скрыть правду и объявить последнюю волю Марии и все её свидетельства нашей выдумкой. Потапов открыто охотился на свидетелей, запугивал, и даже привлёк посольство Чили и консулов, которые буквально засыпали нас звонками и посланиями.

И всё-таки суд о последней воле мамы Иосифа – быть похороненной в Джорданвилле - решался в нашу сторону. И вдруг прямо во время суда, фактически уже при оглашении решения, Лавр Шкурла лично позвонил из Джорданвилля и сказал нашему адвокату, что он отказывает Марии Кортес в месте на кладбище! Это была "немая сцена". Надо было видеть лицо судьи, который вынужден был вынести решение "отказать" в исполнении последней воли человека. Это произошло 18-го декабря 2000-го года. Наш адвокат, Mr. Jack Knust, протянул мне телефон, он кричал не обращая внимания на суд, "сделай что-нибудь, скажи ему, объясни что он творит! Поговори с ним, по-русски!" Но как могла я "по-русски" оспаривать решение архиепископа? У меня не поднялась рука взять эту трубку и коснуться и в мыслях такого предательства. Тело православной женщины, против её воли, было отправлено в Сантьяго, и если оно действительно было кремировано (во что невозможно поверить, но матушка Юлияния Зарзар высказывала такое предположение, и сын Альберто присылал нам лично требование "прислать $2500 на нишу и на урну"), если только это так, то всю ответственность за подобное надругательство несут лично о. Виктор и его матушка.

Впрочем, как и за все остальные надругательства и кощунства, которые они творили и продолжают учинять и в Джорданвилле, на могиле мученика и в своём храме. Они уничтожают венки и букеты, вырывают с корнем посаженные цветы, даже деревья, выбрасывают и уничтожают привезённые на могилку подарки детей. По этому поводу наша семья обращалась в Суд штата Мэриланд в 2002-м году. Всё это не укладывается в голове нормального человека. Но по-видимому, для этих людей любая дикость давно стала нормой и повседневностью. Марию Кортес, отошедшую к Богу 10-го декабря, на Курскую-Коренную, отпевали заочно в храме Святителя Николая в Санкт Петербурге. Как видно, те, кто выдавал и продолжает выдавать себя за ближайших "друзей Хосе", при появлении его матери, которую он свято любил и безмерно уважал, вели себя более чем неуважительно и даже дико, полностью проигнорировав и её, и её последнюю волю – быть похороненной около сына.

По свидетельству Константина и Дмитрия Веймарнов, в 1983-м году, сразу же после того как замироточила Иверская Монреальская Икона, Потапов первый явился к Хосе в Монреаль с деловым, так сказать, предложением: торговать ватками с мирро. В то время Хосе уже посетил некоторые церкви, и Потапов прекрасно был осведомлён, что там творилось и как люди встречают Чудо.

Потапов предложил устроить "крутой бизнес": 1 доллар за малую ваточку и 10 – за несколько в мешочке. Естественно, реакция Хосе была незамедлительной: он спокойно спустил Потапова с лестницы, сказав при этом: "Пока я жив, никому не позволю делать бизнес на Чуде"!

Потапов отряхнулся и ответил примерно так: "Глупец! Сильно пожалеешь, да поздно будет. Мы с тобой скоро в другом месте встретимся и поговорим и по-другому!" С тех пор Хосе старался не иметь никаких дел с Потаповыми и всех в Церкви предупреждал держаться от них подальше.

В 1997-м году, летом, после того как Потапов поставил на своём сайте всю информацию о камнях и золоте на ризе, сколько жемчужин и по какой цене каждая и проч., Хосе был шокирован и звонил Потапову сам, прося и требуя немедленно убрать эту информацию. Ведь это была наводка для любого уголовника!

Хосе сказал тогда: "Бояться мне нечего, я не за себя боюсь, но почему вы лишаете людей Чуда? На каком основании всем распоряжаетесь? Ведь это не ваша Икона!". Но Потапов не стал с ним разговаривать и бросил трубку. Тогда Хосе пришёл к Наташе Каваляускас и сказал: "15 лет они за мной гоняются, и вот кажется им удалось меня поймать. Теперь уже мне жить остаётся не долго. Не знаю, увижу ли вас всех опять". Он тогда оставил ей некоторые свои вещи, а 13 сентября – чехол от иконы и свои монашеские нательные знаки оставил Волковым.

Он уже со всеми прощался…

Лариса Гумерова
"НАША СТРАНА", октябрь 2007 г.

Подписаться на RSS-ленту новостей